shvonder.myopenid.com (exshvonder) wrote,
shvonder.myopenid.com
exshvonder

Categories:

Совладельческий капитализм в Давосе

Stakeholder capitalism in Davos

Совладельческий капитализм — это способ «оформить» капитализм во что-то, включающее в себя все. Таково послание Клауса Шваба, соучредителя Всемирного экономического форума (ВЭФ), который вот уже 50 лет проводит свой ежегодный карнавал в Давосе (Швейцария).

Шваб был профессором бизнес-политики в Женевском университете с 1972 по 2002 год. С 1979 года он публикует «Отчет о глобальной конкурентоспособности» — ежегодный доклад, оценивающий потенциал повышения производительности труда и экономического роста стран мира, составленный группой экономистов. В ранние годы карьеры он был членом совета директоров многих компаний, таких как Swatch Group, Daily Mail Group и Vontobel Holdings. Он бывший член руководящего комитета печально известной Бильдербергской группы. Эта группа, основанная в 1954 году, ежегодно проводит конференцию для поддержания консенсуса между элитами в поддержку «свободного рыночного западного капитализма» и его интересов по всему миру. Эти встречи являются закрытыми и посещаются крупными мировыми игроками.

В настоящее время Шваб руководит ВЭФ как местом встреч и мозговым центром для глобальной элиты бизнеса, правительств и академических кругов с целью разработки идей, которые заставят капитализм работать. Новый президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен в этом году приехала в Давос, чтобы сказать собравшимся, что «Давос — это место, где предотвращаются конфликты, начинается бизнес, заканчиваются споры. Спасибо Клаусу Швабу за то, что он собрал вместе ярких людей и за его видение того, как построить лучшее будущее для мира».

И что, по мнению Шваба, мы хотим сейчас? Совладельческий капитализм. «Вообще говоря, у нас есть три модели на выбор. Первая — это «акционерный капитализм», принятый большинством западных корпораций, которые считают, что главной целью корпорации должно быть максимизация прибыли. Вторая модель — «государственный капитализм», который доверяет правительству определять направление развития экономики и занял видное место на многих развивающихся рынках, не в последнюю очередь в Китае. Но, по сравнению с этими двумя вариантами, третий является наиболее предпочтительным. «Совладельческий капитализм», модель, которую я впервые предложил полвека назад, позиционирует частные корпорации как попечителей общества и, несомненно, является лучшим ответом на сегодняшние социальные и экологические вызовы».

Поэтому крупные корпорации должны быть «попечителями общества» и главной силой в решении «сегодняшних социальных и экологических проблем». Нужно заменить «акционерный капитализм», который сейчас является доминирующей моделью. Это связано с тем, что «ориентация на получение прибыли привела к тому, что акционерный капитализм становится все более оторванным от реальной экономики. Многие понимают, что эта форма капитализма больше не является устойчивой». Также есть общественная реакция на неспособность «акционерного капитализма» справиться с растущим неравенством в доходах и богатстве, изменением климата и экологическими катастрофами, а также последствиями новых технологий. Напротив, совладельческий капитализм, по мнению Шваба, может «приблизить мир к достижению общих целей».

Но что такое совладельческий капитализм? Шваб предлагает нечто, называемое им Давосским манифестом. В нем содержится призыв к «корпорациям относиться к клиентам с достоинством и уважением, соблюдать права человека во всех своих цепочках поставок, действовать в качестве хранителя окружающей среды для будущих поколений и, что наиболее важно, измерять результаты деятельности не только с точки зрения прибыли для акционеров, но и того, как она достигает своих целей в области охраны окружающей среды, социальной сферы и надлежащего управления». По сути, капитализм как система производства с целью получения прибыли должен быть преобразован в систему, в которой другие сектора общества являются частью корпоративной системы «общих целей».

Это род той же риторики, что и у более радикальных экономистов и политиков, которые стремятся модифицировать капитализм, чтобы он работал на большее количество людей. Есть лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц со своим «прогрессивным капитализмом», а есть надеющаяся на демократию кандидат в президенты Элизабет Уоррен со своим «подотчетным капитализмом». Цель всего этого в том, чтобы найти способ «формировать» капиталистические корпорации таким образом, чтобы они учитывали все «заинтересованные стороны», т. е. рабочих, клиентов, местные органы власти и т. д., работающих совместно. Все надеются, что капиталистов можно заставить или убедить действовать, чтобы уменьшить неравенство, создать лучшую окружающую среду и принять моральную политику в области инвестиций. Как выразился Шваб: «Бизнес-лидеры теперь имеют невероятные возможности. Придавая совладельческому капитализму конкретный смысл, они могут выйти за рамки своих юридических обязательств и выполнить свой долг перед обществом».

Конечно, это неискренняя чепуха. В самом деле, как указывает Ник Бакстон, «мотив прибыли всегда будет побеждать». Он утверждает, что «нигде не упоминается о механизмах правоприменения, законодательстве или регулировании, призванных обеспечить соблюдение компаниями своих обязательств. Это полностью добровольный процесс, полностью зависящий от саморегулирования, который не ставит под сомнение основную цель извлечения прибыли корпорациями».

В то время как Шваб и другие в Давосе говорили о том, что мегакорпорации играют ведущую роль в решении мировых социальных проблем, а не просто зарабатывают деньги, президент США Дональд Трамп появился там, чтобы сообщить собравшейся элите, что у нас отличные новости — фондовые рынки достигли новых максимумов, капитализм прекрасно себя чувствует, спасибо, и нет никаких оснований для пессимизма или разговорах об экологических кризисах или растущем неравенстве.

В то же время, когда Шваб выпустил свой Давосский манифест, Oxfam выпустил свой ежегодный отчет о глобальном неравенстве. По данным Oxfam, в настоящее время 2153 миллиардера в мире имеют больше богатства, чем 4,6 миллиарда человек, которые составляют 60% населения мира. 22 богатейших мужчины в мире сейчас богаче, чем все женщины Африке. Женщины и девочки ежедневно тратят 12,5 млрд. часов неоплачиваемого труда по уходу — вклад в мировую экономику составляет не менее 10,8 трлн. долл. в год, что более чем в три раза превышает размер глобальной технологической индустрии. Повышения на полпроцента налога на богатство с одного процента самых богатых людей на десять лет хватило бы, чтобы создать 117 млн. рабочих мест в таких секторах, как уход за престарелыми и детьми, образование и здравоохранение.




Так много для корпоративного лидерства в сокращении неравенства. И та же история с изменением климата. В 2019 году среднемировые температуры были на рекордном уровне, в Австралии во время экстремальной жары горел буш, в то время как наводнения затопили Индонезию. Однако в докладе ООН о разрыве в уровне выбросов сделан вывод, что «нет никаких признаков пиковых выбросов в ближайшие несколько лет; каждый год отложенного пика означает, что потребуются более глубокие и быстрые сокращения. К 2030 году выбросы должны быть на 25% и а 55% ниже, чем в 2018 году, чтобы мир встал на наименее затратный путь для ограничения глобального потепления до уровня ниже 2° C и 1,5° C соответственно». Как сказала Грета Тунберг в Давос, о борьбе с изменением климата много разговоров, но мало эффективных действий.

А следом — и само состояние мировой экономики. В то время как «акционерный капитализм» переживает бум, когда фондовые рынки находятся на рекордно высоком уровне, «совладельческий капитализм» испытывает трудности. В Давосе МВФ представил свой доклад о перспективах мировой экономики в 2020 году. Главный экономист Главный экономист МВФ Гита Гопинатх объявила о снижении своих прогнозов роста на 2020 и 2021 годы по сравнению с предыдущей октябрьской оценкой, в то время как руководитель МВФ Кристалина Георгиева предупредила, что глобальная экономика рискует вернуться к Великой депрессии 1930-х годов. По словам Георгиевой, нынешнюю мировую экономику можно уподобить «ревущим 1920-м», кульминацией которых стал большой рыночный крах 1929 года. «Растущее неравенство» и «увеличивающаяся неопределенность», вызванные чрезвычайной ситуацией с климатом и торговыми войнами, «напоминают начало XX века — когда совместные усилия технологий и интеграции привели к первому позолоченному веку, ревущим 20-м и, в конечном итоге, к финансовой катастрофе».

Каков был ее ответ? Более инклюзивный финансовый сектор! «Финансовые услуги — это, прежде всего, хорошая вещь. Развивающиеся страны нуждаются в большем объеме финансирования, чтобы дать всем шанс на успех. Хотя фискальная политика остается мощным инструментом, мы не можем упускать из виду политику финансового сектора. Если мы это сделаем, может оказаться, что 2020-е годы слишком похожи на 1920-е. Но — «Просто слишком много хорошего может превратиться в плохое. Чрезмерное погружение в финансы и финансовый кризис могут подпитывать неравенство. Поэтому нам нужно найти правильный баланс между слишком большим и слишком малым».

Ничто из этого не внушает уверенности в вероятном успехе «совладельческого капитализма». Неудивительно, что глобальный опрос, опубликованный незадолго до Давоса, показал, что более половины респондентов считают, что капитализм в его нынешней форме «приносит больше вреда, чем пользы». Это мнение было выражено большинством в разбивке по возрастной группе, полу и уровню дохода. Фактически, было только шесть рынков, где большинство не согласилось — Австралия, Канада, США, Южная Корея, Гонконг и Япония. Наибольшая поддержка этому утверждению была выражена в в Таиланде (75 процентов), а наименьшая — в Японии (35 процентов). В США только 47 процентов согласились с этим утверждением.

Опрос также показал, что 48 процентов респондентов считают, что система их подводит, в то время как только 18 процентов считают, что она работает для них. Семьдесят восемь процентов согласны с тем, что «элиты становятся богаче, в то время как обычные люди c с трудом оплачивают счета». И на 15 из 28 рынков большинство пессимистично настроено в отношении своего финансового будущего, причем большинство полагает, что через пять лет им не будет лучше, чем сегодня.

Немного же поддержки капитализму, будь то акционерный или «совладельческий».

Майкл Робертс
Tags: oxfam, Майкл Робертс, вопросы теории, марксизм, последний кризис капитализма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments