shvonder.myopenid.com (exshvonder) wrote,
shvonder.myopenid.com
exshvonder

Categories:

Перезагрузка экономики — для общественной пользы, а не ради прибыли

Resetting the economy – for social need not profit

На недавней виртуальной встрече Всемирного экономического форума (ВЭФ) стареющий наследник британской монархии принц Чарльз беседовал с руководителем МВФ Кристалиной Георгиевой. Выступление Чарльза стало частью мероприятия, посвященного началу реализации проекта "Большая перезагрузка", в котором участвуют ВЭФ и «Инициатива по устойчивому развитию рынков» принца Уэльского, направленная на восстановление экономической и социальной системы, с тем чтобы она стала более "устойчивой". Чарльз призвал к перезагрузке мировой экономики после того, как коронавирусная пандемия утихнет.

Думаю, что это первый раз, когда я согласен с членом любой "королевской семьи" в чем-то. Но Чарльз прав, нам нужно перезагрузить мировую экономику после того, как пандемия покажет всю её несостоятельность в суровой реальности.

Конечно, Чарльз не имел в виду заменить капиталистический способ производства, а просто заставить капитализм работать лучше, справедливее и встать на путь, который он назвал «устойчивым развитием». Он изложил «план из пяти пунктов», написанный для него его советниками. Во-первых, сказал он, мы должны признать «взаимозависимость всех живых существ». Другими словами, связь между человечеством и природой разорвана. Здесь Чарльз согласился с анализом Маркса и Энгельса более чем 150 летней давности, что с развитием капиталистического способа производства, между человеком и природой разверзся «метаболический разлом».

Стремление к получению прибыли при капитализме глобально распространило глобальную индустриализацию и урбанизацию.
Производительность труда взмыла вверх вместе с численностью мирового населения, но безотносительно к окружающей среде, природе и, в частности, диким видам, будь то флора или фауна. На смену локализованному сельскому хозяйству пришло глобализованное промышленное земледелие; леса были уничтожены лесозаготовками и разведкой полезных ископаемых и ископаемого топлива для мировой экономики. Это привело людей в некогда отдаленные регионы и близко к патогенам, существовавшим в дикой природе на протяжении тысячелетий. Эти патогены теперь перепрыгивают на промышленно культивируемых животных и на продовольственные рынки, заражая людей, не обладающих иммунитетом. COVID-19 — лишь один из этих новых патогенов, поскольку «природа бьет в ответ».

Чарльз хочет, чтобы стратегические лидеры глобальной капиталистической экономики осознали этот «раскол» и нашли способы вернуть человечество в гармонию с природой на «устойчивом пути». Но он проигнорировал вопрос о том, возможно ли это при способе производства с целью получения прибыли и накопления капитала без ограничений. Действительно, Чарльз «подчеркнул, что частный сектор будет двигателем восстановления, и был воодушевлен обещаниями лидеров бизнеса признать ущерб, нанесенный окружающей среде в результате неограниченного рывка в сторону роста».

В своих пяти пунктах Чарльз отметил, что неконтролируемая индустриализация мира с использованием ископаемого топлива для производства энергии привела к росту глобального потепления, которое катастрофически быстро изменяет климат планеты. Он заявил, что мировую экономику необходимо перезагрузить, чтобы как можно скорее добиться «чистого нулевого уровня выбросов». Но как это сделать? По словам Чарльза: рынком. «Ценообразование на углерод может обеспечить критический путь к устойчивому рынку». Тот факт, что ценообразование на выбросы углекислого газа, рыночное решение по ограничению выбросов явно провалилось — как показывают многие исследования — был проигнорирован. Если это было единственным решением проблемы глобального потепления и изменения климата, то планета обречена.



Однако Чарльз предложил другое решение. Один из его пяти пунктов гласил: «Инвестиции должны быть сбалансированы. Ускорение т. н. зеленых инвестиций может открыть возможности для создания рабочих мест в зеленой энергетике, циклической и био-экономике, экотуризме и зеленой общественной инфраструктуре». Но опять же, он не объяснил, откуда собираются прийти эти инвестиции — из капиталистического сектора, добычи ископаемого топлива? Никаких упоминаний о поглощении отрасли добычи ископаемого топлива и постепенном прекращении добычи не было. Вместо этого нам пришлось полагаться на то, что «зеленые инвестиции» станут прибыльнее и создадут рабочие места.

И в последнем из своих пунктов он возложил свои надежды на науку, технологии и инновации. Он утверждал, что «перезагрузка мировой капиталистической экономики на устойчивый путь» может быть достигнута, потому что «человечество находится на пороге каталитических прорывов, которые изменят наше представление о том, что возможно и выгодно в рамках устойчивого будущего». «Возможно и выгодно». А, ну тогда всё в порядке.

Недавний фильм «Планета людей» Джеффа Гиббса и Майкла Мура резко осуждался за его неточности и подразумеваемый мальтузианский подход, что проблема в том, что «людей слишком много». Но фильм хорошо показывает, что «зеленый капитализм», т. е. опора на индустрию ископаемого топлива и другие капиталистические компании для разработки технологий, которые спасут планету, это обман, колоссальная несбыточная мечта. Индустрия ископаемого топлива является основным генератором выбросов парниковых газов, и действительно, мировая военщина ее основной пользователь. Чарльз не предложил здесь никаких решений.

Капитализм собирается сделать немного или вовсе ничего для спасения планеты от климатической катастрофы или возвращения человечества в гармонию с природой. Это требует глобального планирования и общественного контроля над производством энергии и продовольствия. Мариана Маццукато, знаменитый «самый пугающий экономист в мире», отметила, что «учитывая глобальный характер экономики, без по-настоящему глобального плана восстановления, остальная часть мировой экономики на устойчивой основе будет невозможна. Нам нужна не только реактивная, но и стратегическая политика, приближающая нас к глобальному Новому Зеленому Курсу, в основе которого лежат инвестиции. Дерзкие планы по созданию углеродно-нейтральных городов и регионов могут способствовать творческому подходу и инновациям».

Маццукато утверждает, что мы должны «вспоминать 2020 год как год, когда мы заново открыли для себя потребность в сильных глобальных системах здравоохранения, и мир избежал новой депрессии благодаря Новому Зеленому Курсу и управляемому инвестициями восстановлению». К сожалению, Маццукато, выдвинув необходимость того, чтобы государство взяло на себя инициативу, а не просто оставило ее рынку, предлагает решение, основанное на «партнерстве» с капиталистическим сектором. Но любой Новый Зеленый Курс, основанный на партнерстве с отраслью по добыче ископаемых видов топлива, потерпит неудачу.

Создание сильной системы здравоохранения, предотвращающей гибель человечества от будущих пандемий и защищающей инфицированных, путем установления «партнерских отношений» с прибыльными крупными фармацевтическими компаниями и передачи услуг и медицинских материалов на аутсорсинг частным подрядчикам, уже доказало свою несостоятельность в этой пандемии.

Возьмем пример «Биг Фармы». Несколько лет назад Комиссия ЕС приняла решение о создании партнерского органа, т. н. IMI, состоящего из должностных лиц Комиссии и представителей Европейской Федерации Фармацевтической Промышленности (EFPIA), в состав которого входят одни из крупнейших компаний сектора, среди которых GlaxoSmithKline, Novartis, Pfizer, Lilly и Johnson & Johnson. Бюджет IMI составлял 5 млрд. евро (4,5 млрд. фунтов стерлингов), половина — государственные средства и половина — средства фармацевтических компаний. Но контролировали эти исследовательские проекты фармацевтические компании. Они отвергли план ЕС по ускорению вакцинации для предотвращения пандемии. Они отказались от финансирования проектов с Коалицией за инновации в области обеспечения готовности к эпидемиям - фондом, стремящимся бороться с так называемыми планово-приоритетными заболеваниями, такими как атипичная пневмония и ближневосточный респираторный синдром, оба из которых вызываются коронавирусами.

Вместо этого IMI осуществляло проекты, которые приносили прибыль компаниям, а не социальные нужды. В одном из докладов был сделан вывод, что вместо того, чтобы «компенсировать провалы рынка» путем ускорения разработки инновационных лекарственных средств, в соответствии со своим мандатом, IMI была «больше об обычных рыночных приоритетах бизнеса». Так много для государственно-частного партнерства.

По данным Bloomberg Intelligence, 20 крупнейших фармацевтических компаний мира за последний год предприняли около 400 новых исследовательских проектов. Примерно половина из них была посвящена лечению рака, сравнительно с 65, посвященным инфекционным заболеваниям. Просто не выгодно искать лекарства от болезней, которые поражают широкие слои населения, особенно в бедных странах. Но не волнуйтесь, ЕС теперь планирует потратить еще миллиарды на продвинутые сделки с фармацевтическими компаниями на перспективные лекарства и вакцины для борьбы с COVID-19. Таким образом, компании теперь будут получать еще большие деньги от налогоплательщиков для получения прибыли.

Конечно, пандемия показала, что рынок и инвестиции с целью получения прибыли не могут обеспечить эффективную глобальную систему здравоохранения. Что необходимо при любой перезагрузке, так это государственная собственность на крупные фармацевтические компании и увеличение государственных инвестиций в полностью государственные службы здравоохранения.

Отвечая принцу Чарльзу, глава МВФ Георгиева описала некоторые идеи для «содействия более инклюзивному восстановлению». Но, как обычно, это все та же самая старая песня о «расширении доступа людей к возможностям». Поэтому люди должны иметь больше возможностей зарабатывать деньги, но не иметь никакого контроля над планированием ресурсов для социальных нужд и защиты планеты. Эта задача остается, как и прежде, в руках большого капитала.

Да, говорит Георгиева, мы должны «увеличить государственные инвестиции в здравоохранение, чтобы защитить наиболее уязвимые слои населения и минимизировать риски от будущих эпидемий. Это также означает укрепление сетей социальной защиты; расширение доступа к качественному образованию, чистой воде и санитарии; и инвестиции в климатически безопасную инфраструктуру. Некоторые страны могли бы также расширить доступ к высококачественным услугам по уходу за детьми, что может стимулировать участие женщин в рабочей силе и их долгосрочный рост». Но как это сделать? Ну, «повысив эффективность расходов и увеличив государственные доходы… с помощью налоговой реформы: например, путем повышения верхней ставки подоходного налога» и «должны быть предприняты согласованные усилия по борьбе с незаконными потоками и закрытию налоговых лазеек как внутри страны, так и на международном уровне». Но никакой национализации крупных транснациональных корпораций, конечно же.

Георгиева говорит, что нам нужно «больше инвестиций в образование — не только больше тратить на школы и возможности дистанционного обучения, но и повышать качество образования и доступ к обучению и переподготовке на протяжении всей жизни». Но как этого добиться без массового увеличения государственных расходов и прекращения субсидирования частного образования для богатых?

Георгиева говорит, что мы должны «использовать силу финансовых технологий» для каждого. В основном она имеет в виду банковское дело. Но технологии могут быть применены и для того, чтобы у всех был бесплатный доступ в Интернет по месту использования. Как этого добиться, не имея в государственной собственности крупные телекоммуникационные компании и социальные медиа, а также сами банки?

Лидер МВФ говорил о мировой координации этой перезагрузки экономики. Но такой координации, к сожалению, не хватает в борьбе с пандемией. Это связано с тем, что она зависит от национальных правительств, привязанных к интересам собственных капиталистических секторов, а также с тем, что координация зависит от рынка, а не от социальных нужд.

Большой капитал готовится к тому, чтобы попытаться «вернуться к нормальной жизни», увеличивая рентабельность капитала за счет увольнений, снижения зарплат и внедрения роботов и автоматизации для замены живого труда. Но любая перезагрузка мировой экономики не может быть достигнута путем «возвращения к нормальности», т. е. с помощью частнокапиталистического присвоения как движущей силы инвестиций, производства, занятости, здоровья и защиты планеты.

Что может повлечь за собой перезагрузка экономики, основанная на социальных потребностях? Вот несколько предложений:

Нам нужен глобальный план обеспечения полной занятости, предусматривающий создание рабочих мест для всех с прожиточным минимумом. Пенсии и пособия для тех, кто не может работать, должны быть увеличены, по крайней мере, до двух третей средней заработной платы.

Мы нуждаемся в значительных государственных инвестициях в инфраструктуру и государственные услуги, такие как здравоохранение, образование, жилье и связь. Такое перенаправление инвестиций могло бы вскоре сделать многие из этих услуг бесплатными на глобальном уровне.

И именно инвестиции должны гармонично сочетаться с природой и планетой. Необходимо постепенно ликвидировать промышленность по производству ископаемого топлива, так же как и табачную и военную промышленность. Технология для этого есть, чего не хватает, так это экономической и политической власти в руках демократических институтов, а не в руках крупного капитала и его представителей, которые болтают о «инклюзивности» и «устойчивом росте».

Да, мы должны списать долги беднейших стран, эксплуатируемых многонациональным населением империалистических стран. Да, мы должны покончить с налоговыми убежищами для богатых и могущественных. Да, мы должны вновь ввести надлежащее прогрессивное налогообложение (одно из первых требований Коммунистического Манифеста еще в 1848 году), чтобы уменьшить неравенство.

Но ничего из этого не будет возможным без общественной собственности на основные финансовые учреждения и транснациональные корпорации, так чтобы мировая экономика планировалась демократическими организациями для общественной пользы, а не для наживы немногих владельцев капитала.

Это и должно означать перезагрузку экономики.

Майкл Робертс
Tags: Майкл Робертс, вопросы теории, марксизм, последний кризис капитализма
Subscribe

  • Увы

    С прискорбием констатирую, что тов. botya aka botyaslonim таки был прав.

  • Открытым текстом

    Какая прелесть. RT агитирует за фашистов. Причём, не за каких-то неприятных людей, а за фашистов в самом прямом смысле, за итальянских фашистов…

  • Сравнительный политологический эксперимент

    В свете буржуазно-имперского тезиса, что Украина это искусственно отторгнутая большевиками и австрийским генштабом часть России, представляется…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments