Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

оптимист

Почему капитализм умирает прямо сейчас

Цель капиталиста — наращивание собственного капитала через производство товаров и услуг, буквально производство денег. Это очевидно всякому вовлеченному в капиталистические производственные отношения, как из личного опыта, так и из богатой научной и публицистической литературы последних двухсот лет. Не полёты на Марс, не "зелёная энергетика", не "устойчивое развитие" — а исключительно капитал.

Исторически это был переворот в производственных отношениях. В противовес средневековым ремесленным цехам, строго следившим, чтобы создавалось ровно столько вещей, сколько способны купить имеющиеся потребители по таким ценам, чтобы прокормить хлебом с маслом мастеров с подмастерьями, чадами и домочадцами, капиталисты создали мануфактуры, которые сначала за счет разделения труда и организации, а затем и достижений технического прогресса, превратившись в фабрики и далее в тресты и транснациональные корпорации, стали, наоборот, максимально наращивать производство и снижать цены, чтобы получать прибыль из роста потребления.

Товар, физический объект, произведенный не для собственного потребления, — вещь достаточно эфемерная, имеет ограниченный срок годности, а его мера полезности aka "потребительная стоимость" может уменьшится или вовсе внезапно исчезнуть, как исчезла, например, у "устаревших" смартфонов Blackberry. Но капиталист делает деньги, символические универсальные эквиваленты вещей, "ценностей" (или в русском переводе традиционно и более точно "стоимостей"), посредством производства вещей, и вещи тут фактически побочный продукт производства денег, как тепло при производстве электричества при сжигании ископаемого топлива. Однако, чтобы система работала, надо куда-то продавать те "лишние" товары, прибавочную стоимость, которую рабочий производит капиталисту сверх стоимости своей рабочей силы.

Если сначала, когда капитализм развивается внутри страны, это накопления и анклавы предыдущих формаций, вроде капиталов аристократии и общинного крестьянства, живущего натуральным хозяйством, то затем, когда капитализм тратит этот жирок на собственное развитие, он неизбежно выплескивается наружу и захватывает себе колониальную периферию, куда сбывает свою продукцию, получая за это сырье по заниженным ценам в рамках неэквивалентного обмена с колониями.

Но оборот капитала диктует необходимость наращивания рынков — и производительные силы капитализма (и социализма тоже) за XX век наращивают население Земли с двух до почти восьми миллиардов человек с помощью промышленности минеральных удобрений и "зелёной революции", несмотря на две мировых войны, остановившие рост населения на полвека, и неизбежно развивают капитализм в колониях до уровня почти что метрополии.

Однако внутри самой экономической системы капитализма эти "лишние" товары продавать просто некому — потому что наемные рабочие не могут потратить больше, чем им заплатили в качестве стоимости рабочей силы, а потребление предметов роскоши и средств производства — это перекладывание денег из кармана в карман совокупного капиталиста. А периферия и полупериферия уже не справляется с поглощением прибавочной стоимости, произведённой всё более растущими производительными силами капитализма, который удовлетворяет только платёжеспособный спрос. В полном соответствии с марксовым законом-тенденцией нормы прибыли к понижению и наблюдением Розы Люксембург в работе "Накопление капитала".

И тут всё, конец — потому что планету Пандора и параллельные реальности, куда можно было бы сбывать продукцию в рамках неэквивалентного обмена, не завезли. Капиталистам такие фантастические прорывы, равно как и дешевая и общедоступная энергия термоядерного синтеза и тотальная замена рабочих роботами — не нужны, так как не способствуют наращиванию капитала непосредственно. Если какой-то капиталист начнёт этим заниматься — проиграет в конкурентной борьбе.

И дальше капитализм и всех нас вместе с ним, так как СССР и соцлагерь мы пропотеряли — ждёт либо ужасный конец, либо ужас без конца — пока трудящиеся не возьмут власть в свои руки и не повернут могучие созданные капиталистами производительные силы с производства денег на удовлетворение потребностей всех людей.

Битва за давний урожай

Опять антисоветчики забрасывают крючок с яркой и пахучей наживкой, а ряд товарищей, у которых и без этого есть что сказать, заглатывают её вместе с крючком, грузилом и поплавком и вместо продвижения собственной повестки бесконечно ходят кругами, взбивая пену хвостом.

Вот зачем?

Мой комментарий к записи «Идеи Ленина в экономике современного Вьетнама» от colonelcassad

Маркс в одном был прав: что коммунизм нельзя построить в отдельно взятой стране.

Маркс был прав практически во всём, не только в этом.

Коммунизм, как и капитализм, нельзя построить в отдельно взятой стране. Именно поэтому капитализм неудачно стартовал лет так четыреста, а наконец по-настоящему стартовав в начале XIX века, через сто лет уже сгнил, вызвав Первую Мировую.

Коммунизм же точно так же начинается с отдельно взятых стран, при этом перепрыгнуть пропасть от капиталистического товарного производства со средствами производства в частной собственности к коммунистическому нетоварному производству со средствами производства в общественной собственности приходится в два прыжка — сначала обобществлять средства производства, потом постепенно отказываясь от его товарности, выстраивая собственную замкнутую экономическую систему и выбивая из-под империализма колониальную периферию, куда он реализует прибавочную стоимость путем неэквивалентного обмена.

Победа социалистических революций в странах капиталистического ядра начнется с экономического краха империализма, когда реализовывать прибавочную стоимость станет тупо некуда. Глупый оппортунист Горби не дождался буквально десяти лет, приняв лихорадочный последний приступ консерваторов за оживление капитализма.

И вот тогда начнется второй этап и глобальный переход к коммунизму, и даже горбачёвская добровольная капитуляция накануне победы этому в историческом масштабе не очень сильно помешает.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Стартаперы



Посмотрел тут видео Егора Яковлева к столетию плана ГОЭЛРО.

Правильно Данилкин писал в "Пантократоре солнечных пылинок", а за ним и я — большевики буквально стартаперы, не в переносном смысле, а в самом прямом и непосредственном — Красин, Кржижановский, Елизаров, сам Ленин, и ещё масса выдающихся людей (то же, в другом источнике).

Совершив революцию, они не изменили подход, продолжая мыслить, ставить и решать задачи как стартаперы, и сразу, весной 1918 года, занялись фундаментальными общественными преобразованиями во всех областях, использовав в качестве точки опоры новый стартап общегосударственного масштаба, основанный на системном подходе, оригинальных решениях, прорывных технологиях и государственном планировании. О чём, собственно, повествует видео, попутно развенчивая байки о телеге РКМП под управлением Николая Романова, сбитой на взлёте.

Проблема нынешних отечественных коммунистов, марксистов, красных и засоветских заключается в том, что мы в массе не стартаперы, а ностальгисты, реконструкторы, хоругвеносцы, катакомбники, с изрядной примесью барыг и демагогов. Потому, в какие построения не стройся, какие книги не читай, какие цитаты не цитируй, какие знамёна не поднимай — ничего не получается. Как только простая идея, что надо делать дело, овладеет массами — магия снова заработает.

Наш найкращий - 2

Глава МИД Израиля поблагодарил Путина за освобождение Освенцима

Президента России Владимира Путина, прибывшего в Израиль, в аэропорту Бен-Гурион встретил министр иностранных дел страны Исраэль Кац. Прямую трансляцию вёл телеканал «Россия 24».

Глава израильского МИД заявил российскому лидеру, что хочет лично поблагодарить его за освобождение Освенцима Красной армией




Владимир Владимирович вездесущ и всемогущ — и рождаемость в России и у соседей лично поднимал, и Освенцим освобождал.

Открытым текстом

Какая прелесть. RT агитирует за фашистов.

Причём, не за каких-то неприятных людей, а за фашистов в самом прямом смысле, за итальянских фашистов Бенито Муссолини.

Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: среди нас объявились фашисты. Я серьёзно. Открыть Telegram, Twitter или Facebook — а там опять, в очередной раз их нашли. А виной всему пост моего коллеги Игоря Молотова и фильм Владимира Соловьёва «Муссолини. Закат». Впрочем, обо всём по порядку.

Это тот прекрасный человек Игорь Молотов, который переписывался с Шакалом и друг Дарьи Митиной, если мне не изменяет память?

Факты, приведённые в нём, известны: до 1941 года в Италии действительно не было концлагерей, Муссолини не был антисемитом, к Гитлеру относился с неприязнью, оппонентов своих не казнил, оппозицию подвергал примерному наказанию, заставляя выпить касторки.

Но мы — не секта неолибералов, не терпящая возражений. Мы — честные консерваторы, и раз нас призывают к дискуссии — давайте играть на всё. Вспомним Бенито Муссолини, кем он был в действительности и какое наследие по себе оставил. И начнём с главной ошибки, которая досталась нам от сталинской пропаганды — называть и итальянского, и немецкого диктаторов «немецко-фашистскими захватчиками».

Муссолини действительно был фашистом, фашизм — итальянское слово, происходящее от fascio — пучок, вязанка. Фасции, они же ликторские пучки, — это связки прутьев, которые в Древнем Риме были атрибутами власти царей, а во времена Республики — высших магистратов. Муссолини использовал это слово как символ единства ещё недавно раздробленной и до сих пор очень слабой Италии.
...
Муссолини не занимался измерением черепов, в его риторике не было ни гитлеровской юдофобии, ни деления людей на убер- и унтерменшей. Он прижал к ногтю мафию, но не трогал церковь (хотя сам был атеистом) и даже монарха оставил на троне — Витторе-Эмануэле при дуче хоть и формально, но продолжал править страной. Он занимался индустриализацией, строил дороги, развивал передовые направления техники вроде машиностроения и авиации — причём отнюдь не за счёт бесплатного труда унтерменшей, как это делал его «коллега» из Германии. Гитлера он называл «свирепым и жестоким существом», а его страну — «страной варваров», «извечными врагами Рима».


Оговорили бедняжку сталинские пропагандисты. Ничего, что левых и коммунистов он репрессировал не после, а в ходе переворота, занимался приватизацией вместо индустриализации, евреев и восточных славян ему заменяли балканские славяне, арабы и эфиопы, концлагеря в Итальянской Киренаике появились не в 1941, а в 1930 году, расовые законы в Италии и Германии появились одновременно в 1935, разработчики "плана Ост" прямо вдохновлялись итальянским опытом колонизации, а свои колониальные захваты и этнические чистки он производил в Северной Африке и на Балканах, а не в Восточной Европе?

Сквадри и ардити, будущие чернорубашечники? Республика Фиуме? Великий поход на Рим? Антикоминтерновский пакт? Corpo Truppe Volontarie и чернорубашечники в Испании? Corpo di Spedizione Italiano in Russia? Armata italiana in Russia? Операция "Малый Сатурн", в ходе которой красные орды раскатали консервативных "социалистов"?

Нет, не слышали ничего такого. "Честным консерваторам" можно уже и не стесняться, а открыто зиговатьотдавать римский салют.

Мультитул

У Данилкина в "Пантократоре солнечных пылинок" есть важная мысль, когда он сравнивает РСДРП со стартапом. Это глубоко правильно, так как главная цель стартапа — реализовать идею, которая изменит мир, а не просто бабла поднять. Это такой антикапиталистический, неденежный стартап. "Антистартап", в том же смысле, как "антикафе" — т. е. внешне как стартап, но с абсолютно другими целями. Маркс, Энгельс, а потом и Ленин подходили к революции чисто практически, как стартаперы, а не как катакомбная секта (кургинята) или красные хоругвеносцы (КПРФ).

Когда они искали тот рычаг, который перевернет мир в условиях, когда силовой аппарат государства и культурная гегемония в обществе принадлежат буржуазии — среди трудящихся промышленные рабочие были самым революционным классом прежде всего не потому, что они объединены и сознательны, хотя и это имеет значение, а потому, что они объединены самим процессом производства в квазивоенные иерархические структуры бригада-цех-завод, которые легко могут быть преобразованы во взвод-рота-батальон, в Красную Гвардию, затем и в Красную армию. И не менее важно, что они делают стоимости, вещи, материальную основу капитала, и держат мозолистыми руками капиталистов за кощеево яйцо. Капитализм — это массовое производство вещей, стоимостей, а символические стоимости типа декретных денег, предметов искусства и услуги, не имеющие стоимости, но имеющие цену, всё равно привязаны к вещам. Стоит только приостановить материальное производство всеобщей стачкой — и все капиталистическое господство немедленно развалится, так как это машина, которая должна непрерывно крутиться, иначе долги и банкротство.

Мао и китайским коммунистам было сложнее — у них была столетняя перестройка и иностранная интервенция, начиная с середины XIX века, и анклавы промышленного производства потерялись в море архаичного крестьянского уклада, поэтому пришлось выдумывать революцию с опорой на крестьянство и стратегию окружения городов. Во многом поэтому у них сейчас национальный конфуцианский госкапитализм под управлением компартии.

Промышленные рабочие как самое близкое к теоретической абстракции пролетария — это такой революционный мультитул, а вот крестьяне, "когнитарии" вроде айтишников или телеграфистов, парикмахеры и продавцы таким мультитулом не являются.

Нет в мире таких крепостей, которых большевики не могли бы взять